Из малых деталей
складывается большое дело!

Статьи, Обзоры, Аналитика

Работа в условиях острой конкуренции

Заместитель генерального директора «Рособоронэкспорта» Сергей Гореславский в эфире «Эха Москвы» рассказал о контрактах компании и работе в условиях санкций.

– Недавно прошла выставка Aero India, и Россия там присутствовала. Что привез «Рособоронэкспорт» с выставки?

– Эта выставка довольно знаковая и проходит в стране, которая является самым крупным заказчиком продукции военного и двойного назначения в мире. Поэтому ей всегда уделяется большое внимание основными поставщиками продукции. Выставка была 10-я, юбилейная, поэтому на ней было много делегаций из разных стран, всего более 55 делегаций.

Российская сторона, то есть мы, активно участвовали в выставке – свою продукцию представили более 40 предприятий ВПК. Состоялись разноплановые мероприятия. Выставки – это действенный маркетинговый инструмент, который мы широко используем в нашей работе по продвижению экономических интересов в вопросах военно-технического сотрудничества. В год мы участвуем примерно в 15-16 международных оборонных выставках.

– А как выглядит подобная выставка с точки зрения обычного посетителя? Что вы там показываете и насколько масштабно?

– Такая выставка – это зрелищно, это действительно масштабно, это авиационное шоу. В Индии всегда вызывает огромный интерес большая полетная программа. В этом году шоу посетил премьер-министр Индии Нарендра Моди, а обычно это делает министр обороны. Он задал тон, как будет действовать сейчас эта страна в плане повышения обороноспособности, за счет обновления военной техники. Уже всем известен лозунг, которое правительство страны внедряет: Buy and making in India («Покупай и производи в Индии»). В своем вступительном слове премьер сказал, что речь идет уже не только о сотрудничестве, но и о покупке лицензии.

Мы тоже готовы к разработке и производству на индийских предприятиях полноценного продукта. Более того, к производству привлекаются и государственные, и частные компании, на них даже делается упор.

Хотелось бы отметить красочность этой выставки. На открытии в небе были наши самолеты Су-30. Индийские, но фактически наши, российские. И присутствие России на открытии было очевидно.

– Если премьер Индии открывает выставку, то статус ее повышается. Как это изменяет наше сотрудничество?

– Мы представляем на выставке всю гамму наших возможностей в области ПВО, в области авиации. Это проходит в форме видеопрезентаций на стендах «Рособоронэкспорта» и на стендах предприятий, которые также с нами выставлялись. На подобной выставке в Индии мы можем показывать возможности, даже не направляя натуральные образцы, потому что они уже есть на вооружении страны. Также вывозятся натурные образцы, например, в этом году выставлялись образцы двигателей.

Выставка в Индии международная, и очень интересно использовать эти площадки для общения с партнерами из других стран. Некоторые переговоры только задали обсуждение каких-то тем, некоторые касались уже ведущихся проектов, велась проработка этих проектов на перспективу.

Сейчас нам удалось выйти на выставке на региональный уровень, нам удалось пообщаться с главами штатов. Они проявляют интерес к производству на собственных площадках различного рода продукции двойного назначения и даже военного. Мы впервые организовали для представителей руководства штатов презентацию системы комплексной безопасности на основе российских технологий.

– Что это за совместные разработки в области авиации?

– Прежде всего это проект по созданию самолета пятого поколения. В этом году мы выходим на совместную разработку конструкторской документации, далее будут определяться параметры опытных образцов, их испытание и так далее. Этот проект находится на достаточно продвинутом этапе.

Сейчас мы начинаем обсуждение возможности производства вертолета Ка-226 в Индии. Об этом шла речь и во время визита Владимира Путина в Индию в декабре прошлого года, и на встрече с премьер-министром Индии Нарендрой Моди.

Ведется также разработка проекта по производству многоцелевого транспортного самолета. Это дальнемагистральный самолет. Концепция близка к усовершенствованному Ил-76.

– Зачем нам общие разработки с Индией?

– Это потребность времени. Это следствие развития и промышленности, и военно-промышленного комплекса этих стран. Индия активно развивает свой военно-промышленный комплекс. Сейчас общие разработки – это не только тренд, это требования основных заказчиков. Принцип «только продай» перестает быть эффективным в отношениях с такими странами, как Индия, Китай, и в том числе со странами Латинской Америки.

– То есть это по сути уступка? Вы же по сути развиваете конкурентоспособный потенциал и передаете технологии.

– Вся передача технологий и сотрудничество происходят в рамках нашей законодательной базы, в рамках тех требований, которые предъявляют и Министерство обороны, и другие ведомства, контролирующие это направление сотрудничества.

Мы идем вперед в развитии своих технологий, и когда у нас есть технологический прорыв, то в этой ситуации предшествующие технологии мы уже можем передавать нашим иностранным заказчикам. Это сейчас является условием от наших иностранных заказчиков. Так что надо выбирать: либо отгораживаться от всего мира, либо идти по пути сотрудничества в этом формате.

– Каковы конкурентные преимущества самой Индии? Есть ли какое-то взаимодополнение?

– В зависимости от конкретики, есть различные формы участия индийской стороны. Когда речь идет о такой сложной технике, как самолет пятого поколения, то речь в первую очередь идет о наших технологиях. Зачастую возникает вопрос по адаптации, по приведению к нормам и сертификатам, стандартам страны-заказчика. В этом вопросе как раз используются технологии местной стороны.

– Скажите, а самолет пятого поколения – это не ПАК ФА? Он к нему не имеет отношения?

– Он и носит другое наименование – самолет пятого поколения. Это не ПАК ФА. Но, конечно, технологии, которые применяются для создания нового поколения самолета в Индии, насколько я знаю, ориентируются на технологии этого комплекса. О технической стороне тут можно было бы говорить много, но пока не совсем уместно.

– А Индия покупает только у нас?

– Индия уже давно проводит курс на диверсификацию источников пополнения продукции военного назначения. Мы так понимаем, что нынешнее правительство данный курс будет только расширять и укреплять. Кстати, в этом году исполняется 55 лет истории военно-технического сотрудничества между Индией и Россией. За это время мы поставили продукцию более чем на 40 миллиардов долларов. И сейчас обеспечиваем где-то 50 процентов поставок именно российского производства.

– Индия недавно отказалась от французских самолетов «Рафаль». Вот тут Россия может Индию как-то поддержать?

– Насколько мне известно, решение об отказе индийской стороной от «Рафалей» еще не принято. Но такая информация просачивается. Решение за правительством Индии. Но в случае принятия решения не в пользу «Рафаля» мы готовы предложить Су-30МКИ или тот самолет, который участвовал в тендере, – МиГ-35.

– Если выбор будет в нашу сторону, это нам будет выгодно?

– Конечно, да, это крупный заказ. Первоначально речь шла о контракте на 7-8 млрд долларов, более 100 самолетов.

– Как российская оборонная промышленность будет действовать после насыщения традиционных для нашей страны сегментов глобального рынка вооружений и военной техники? Может такое случиться?

– Этот процесс бесконечен. Пока существует государство, существуют постоянные задачи по укреплению оборонной способности и обеспечению нацбезопасности. Наблюдается тенденция по увеличению рынка военной техники. Это связано с задачами по борьбе с терроризмом, которая сейчас приобретает формы фактически военных действий, что требует осовремененного вооружения, чтобы противостоять этой угрозе.

Да, мы, конечно, выполнили успешно плановые задания прошлого года, уверенно вступаем в нынешний год, но в то же время видим те перспективы рынка, которые мы должны использовать для поступательного движения вперед. Это проведение более агрессивной маркетинговой политики, более гибкой, более эффективное использование всех возможностей. Этот вывод на мировой рынок новых продуктов, которые создает наш военно-промышленный комплекс.

В прошлом году «Рособоронэкспорт» создал комплексный продукт, который мы активно сейчас продвигаем. В основе лежит система, которая успешно применялась для обеспечения безопасности Олимпийских игр в Сочи. Она включает в себя разные элементы, там и средства ПВО, и системы «Безопасного города», так называемые, связь и многое другое. Мы сейчас активно общаемся с Бразилией по этому поводу, которая тоже готовится к проведению Олимпийских игр, и надеемся подписать в этом году контракт на продажу туда системы «Панцирь». Это один из тех, не использованных еще до конца резервов, который позволяет нам смотреть в будущее.

– А кто у нас разрабатывает такие комплексные решения?

– У нас в России компетенциями «Умного города» обладают несколько компаний и предприятий. Мы ориентируемся на технологию, разработанную в холдинге «Росэлектроника», входящем в Ростех. Кстати говоря, «Рособоронэкспорт» не только является частью Ростеха, но и является представителем военно-промышленного комплекса России за рубежом как универсальный посредник.

– Расскажите об участии России в создании индийского авианосца «Викрант».

– Да, мы действительно участвовали в разработке проекта по использованию этим авианосцем авиационно-транспортных средств, это контракт 2006 года. Потом был контракт, который сейчас выполняется, по адаптации на этом авианосце авиационно-транспортных средств. Пока речь не идет о том, что будут закуплены именно наши вертолеты. А мы бы хотели, чтобы это были, в частности, модифицированные, с улучшенными характеристиками,  вертолеты Ка-31. Предшествующие модификации уже используются в Индии. Также мы рассчитываем на поставку туда самолета МиГ-29ОБК.

– Есть ли перспективы поставки наших «Илов» в Индию?

– Мы знаем, что в Индии используется достаточно много наших Ил-76 в ранних модификациях. Сейчас нами развернуто производство улучшенной модификации под названием Ил-76МД-90А. Там практически на 70 процентов обновлена авионика, усилены двигатели. У нас очень большой интерес продвинуть эти самолеты в Индию, поскольку они являются продолжателями предшествующих моделей и используются в Индии очень эффективно.

– Расскажите об участии России в еще одной военной выставке IDEX, которая недавно прошла в ОАЭ. С чем мы туда выходили?

– Фактически это одна из самых крупных выставок в мире. Несмотря на то что она межвидовая, в основном там представляют технику и вооружение для сухопутных войск. В качестве натурного образца мы вывезли туда самоходный ракетный противотанковый комплекс «Хризантема-С». Провели несколько презентаций как для местных представителей, так и для других стран. Этот комплекс размещается на шасси БМП-3, а в Арабские Эмираты как раз сейчас поставлено большое количество БМП-3. Поэтому мы и рассчитываем на продвижение этого комплекса прежде всего в ОАЭ. Поэтому мы и пошли на материальные расходы, связанные с обеспечением вывоза туда натурного образца.

– Вы упомянули, что в Арабские Эмираты поставлено много наших БМП-3. Мы их поставили и забыли или проводится обслуживание и модернизация?

– Как раз сейчас осуществляется практическая модернизация этой техники. Успешно и уже почти на завершающем этапе. Именно поэтому выставка IDEX для нас знаменательна, именно туда мы когда-то вывезли БМП-3 и получили первый контракт с Арабскими Эмиратами и другими странами. Поэтому мы рассчитываем на положительные результаты после выставки и по той системе, о которой я ранее говорил.

– На Ближнем Востоке сейчас много нашей техники, там много где воюют и стреляют. Накладывает ли это какой-то отпечаток на вашу работу на выставках и на поставки нашей техники туда?

– Конечно, накладывает. У нас почти в 50 странах находятся наши представительства и представительства корпорации Ростех. Они в основном работают по вопросам военно-технического сотрудничества, и, честно говоря, во многих странах этого региона нашим представителям приходится работать очень тяжело.

– А с партнерами, с которыми мы сотрудничали еще в советские годы: Египет, Ирак – сейчас налаживается как-то сотрудничество?

– Эти страны были в свое время традиционными партнерами, и большими по объему. Сейчас идут консультации, которые вселяют надежду и практическую уверенность, что наше сотрудничество будет восстанавливаться и с той, и с другой сторонами.

– В связи с санкциями вам не пытаются мешать, не вставляют палки в колеса?

– Я уже говорил, что мы, как «Рособоронэкспорт» и в целом как российский ОПК, выполнили плановое задание на этот год, несмотря именно на ту непростую ситуацию, которая складывалась в прошлом году. Мы работаем в условиях обостряющейся конкурентной борьбы, боремся за свое место на мировом рынке продукции назначения. Это постоянный процесс и в какой-то степени естественный. То, что мы называем добросовестной конкуренцией.

Санкции не нанесли ущерба нашим планам, и мы их выполнили. Более того, в прошлом году мы подписали контрактов на 2 миллиарда больше, чем в предшествующем году. Тем не менее из-за санкций приходилось работать в более тяжелых условиях. Но эти вопросы мы решали с каждым из заказчиков, и мы обязательства выполнили. Режим санкций имеет «эффект бумеранга» в пользу России: интерес к отечественной военной технике со стороны потенциальных заказчиков становится только более предметным и широким.

Со стороны наших конкурентов, на фоне этих санкций, велась точечная обработка наших основных заказчиков, с тем чтобы не допустить развития сотрудничества в области военно-технического сотрудничества. Несмотря на это, мы успешно закрыли год и надеемся на успехи в новом, который начался в общем-то неплохо. У нас портфель заказов «Рособоронэкспорта» где-то на уровне 38-39 миллиардов долларов, а это вселяет определенную уверенность, что мы и в этом году будем выполнять плановые задания.

– В прошлом году продали на 13 миллиардов вооружения за рубеж, а в этом какой прогноз?

– На такой же объем и рассчитываем! Объем портфеля заказов позволяет на это надеяться.

– А что насчет танка «Армата»? Планируете его представлять за рубежом?

– Его пока нет, это как раз к вопросу о новых технологиях, которыми мы пока не готовы делиться.

– Какую выставку «Рособоронэкспорт» сейчас больше всего ждет?

– Мы всегда очень готовимся к выставкам, которые проводятся у нас. В этом году будет традиционная выставка МАКС. В июне будет проводиться новая межвидовая выставка «Армия-2015», которая проводится Министерством обороны совместно с Ростехом, с «Рособоронэкспортом». Будет проходить в Кубинке, туда будут приглашены зарубежные делегации.

– Какой в этом году самый важный контракт? Что мы поставим нашим партнерам?

– Я бы назвал завершение поставок вертолетной техники в Перу, это Ми-171Ш. К концу года мы должны поставить 24 вертолета. Это крупнейший контракт с этой страной. Также по контракту предусматривается передача технологий для создания центра по обслуживанию этих вертолетов.

Источник: http://rostec.ru/news/4516057

Создание сайта
Веб-студия ITSoft
Тел./факс (многокан):+7(495) 280-12-30
Оптовая поставка
электронных компонентов